September 6th, 2008

Локобол

Формулизм


Я часто вспоминаю финал КВН-а 2001 года. Тогда встречались «Утомленные солнцем» и одна из лучших команд за всю историю игры – команда КВН БГУ. В конце своего выступления, капитан команды БГУ Виталий Шляппо обратился к Александру Маслякову с трогательными словами, прощаясь с выступлениями в Высшей лиге. «Спасибо, Александр Васильевич! Это было здорово!». Действительно это было здорово. Сейчас остается только вспоминать. Потому что это больше не повторится. Было и прошло.
 
Но речь не о КВН. Сегодня проснулся и вспомнил такой же сентябрьский день 2001 года. Вспомнил ту осень. Формула-1. Как она меня тогда очаровала! Мне было безумно интересно. Я не следил больше ни за какими видами спорта, у меня не было Интернета, кроме как походов в бассейн свой досуг разнообразить было нечем. И вот летом я начал следить за формулой-1. Не пропускал ни единой трансляции, собирал информацию по крупицам. Помню свой первый журнал «Формула». Красивый, интересный, содержательный, душевный. Голубовато-синяя обложка, рассказы о любимой команде, об одном из ее гонщиков, цифры, истории. Первые выпуски я перечитывал неоднократно, поглощая информацию, запоминая всех и вся. Сентябрь открывал этап на легендарной бельгийской трассе «Спа-Франкоршам». Монтойя завоевал свой второй поул, а Френтцен преподнес сенсацию в квалификации, показав 4-е время. Представьте, что водитель на «Оке» сделал водителя на «Мерседесе». Но лучше бы ХХФ сидел бы тихо в хвосте. Увы, на старте гонке он заглох, чем вызвал повторный прогревочный круг, из-за которого заглох уже Монтойя. Зато в гонке другой подвиг сделал Физикелла, который на мокрой трассе всегда творил чудеса. Вытащить на подиум дохлый «Бенеттон» дорогого стоит. Это было здорово, несмотря даже на неудачу ХПМ. Колумбиец исправился в моих глазах и в Монце был бесподобен. Ммм. Сказка. Золотая осень. Формула-1. Казалось, что дальше будет только лучше, что Монтойя станет вскоре чемпионом, Физикелла пристроится в команду получше, а моя маниакальная любовь к Ф1 не пройдет никогда.
 
Но не всё, как я уже говорил, зависит от нас. Шли необратимые процессы. На Михаэля Шумахера работала вся индустрия, ради его побед закрывались глаза на многочисленные мерзости, в колеса конкурентов вставлялись многочисленные палки. Противостояние с «Феррари» заставило объединится даже таких конкурентов, как Уильямс и Денис. Монтойя же выглядел борцом за справедливость, борцом, которому не суждено победить зло. Его подводила техника, его ни за что штрафовали судьи, его выбивали с трассы слуги Шумахера. Фарс повторялся из раза в раз. И я, как болельщик, в надежде терпел, ждал, что настанут светлые времена. Как-то и не заметив, что формула-1 стала превращаться в соревнование автомобильных корпораций. В бездушное средство удовлетворения чьих-то амбиций. Стали уходить личности. Уходили гонщики, на смену которым приходили пилоты. Уходили владельцы конюшен. Мой интерес падал, падал. Интернет, футбол, другие вещи стали отрывать меня от Ф1. Больше и больше. Если раньше я записывал на кассеты все квалификации и гонки, да еще, по возможности, какие-то сюжеты, программы, то к 2006 году я настолько потерял интерес к автогонкам, что не смотрел по несколько гонок подряд. А ведь в 2002 году гонки и квалификации я смотрел по ночам – фанатизм был доведен до максимума. В 2008 я уже стараюсь не пропускать трансляции, но просмотр идет как-то мельком.
 
Вот прошло 7 лет с тех прекрасных времен. Я почти не читаю новостей, не говоря уже об интервью и других материалах. Нет больше замечательного журнала «Формула». Нет «российского голоса формулы-1» Алексея Попова. Ушел Монтойя, на закате Физикелла. Чудесная команда Minardi, которая существовала на какие-то копейки, исчезла. Исчез задорный, самобытный Jordan. Нет души, нет романтики в Ф1. Прошла любовь. И, самое обидное, что ты ее не вернешь. Никак. Если футбол и хоккей будут всегда потому, что с этими видами спорта не связаны воспоминания подобные формульным. Эти виды спорта были для меня всегда. Я мог не следить за ними, но я знал, что они есть. Сейчас я знаю, что той формулы-1 нет и не будет никогда. Сейчас, вспоминая о той осени 2001 года, мне остается лишь сказать, закрывая глаза на все минусы, кому-то наверху: «Спасибо! Это было здорово!»