September 9th, 2007

Локобол

Подрезанные крылья

Пару лет назад дела римского «Лацио», на стыке веков гремевшего по всей Европе, были неважны: команда заняла 10-е место в Serie A (столь плохой результат до этого последний раз был в сезоне 91/92), команду покидали последние приличные игроки, и, что самое важное, у клуба были долги в сотни миллионов долларов. Но тогда, летом 2005-го, команду возглавил молодой тренер Делио Росси и, как оказалось, Клаудио Лотито угадал с главным тренером. С тех пор небесно-голубые поступательно шли вперед – Лотито урегулировал вопрос с долгами, постепенно начав их отдавать, а Росси создал боеспособную команду, попавшую в лигу чемпионов, с игроками, которые раскрылись в Риме, повысив свою трансферную стоимость. Но этим летом поступательное движение дало сбой. Да такой, что спортивный директор «бьянкочелести» ушел в отставку, а Делио Росси раскритиковал комплектацию своей команды.
 
А ведь в прошлом сезоне всё было замечательно – «Ювентуса» не было вовсе, «Милан» на пару с президентом «Палермо» валяли дурака, а «фиалки» были придавлены огромным штрафом. Тихой сапой лациале пробрались на 3-е место в сериАле, попав в квалификацию лиги чемпионов. Пост №1 «Лацио» защищал харизматичный чемпион мира Анжело Перуцци, в обороне подобралось великолепное трио центральных защитников Крибари-Стендардо-Сивилья, справа бровку бороздил капитан Массимо Оддо, отлично помогавший в атаке. Главным заводилой тройки «опорников» был Кристиан Ледесма, пришедший из скромного «Лечче» - всё выжигал в опорной зоне, а в атаке был чертовски опасен со своим мощным ударом и великолепным пасом (2+7 за сезон). На 24-летнего хавбека облизывался «Ювентус», а трансферная стоимость на игрока возросла в 2 раза – до 10 миллионов евро. Аууу, Шавло, ты бездарен! моцарт и Ледесма – 2 года назад по статусу были примерно равны, а теперь кто такой моцарт и кто такой Ледесма? Про моцарта все уже забыли в Италии. Вернемся непосредственно к «Лацио». Еще одной блестящей находкой селекции римлян стал Стефано Маури, расположившийся под нападающими и всего за пару месяцев в Риме попавший в сборную Италии, а в сезоне наколотивший 6 мячей и отдавший 8 голевых передач. Трансферная стоимость Маури также взлетела, но уже в 2,5 раза. И, наконец, наконечники римских атак – Томмазо Рокки и Горан Пандев. Первый, также благодаря игре в «Лацио», в котором он наколачивает по 16 мячей за сезон в последние 2 года, попал в сборную Италии, а второй вообще стал известен широкой публике, до этого нигде не блистав, а в Риме забивая по 11 мячей за сезон также в последние в 2 года.
Но вот в этом сезоне всё это великолепие начало рушиться. Уже священника на базу водили, ибо серьезные проблемы начались у «Лацио».
 
Сначала зимой в «Милан» за отличные деньги и игрока молодежки Фоджу был продан капитан римлян Оддо. В обороне харизматичный лидер и помощник в атаке пропал. Далее летом завершил карьеру Перуцци, отлично стоявший в рамке и придававший уверенность защитникам. Уставший сидеть на лавке его сменщик Матео Серени перешел в «Торино». Травму получил «фантазиста» Маури. А серьезно заменить связку нападения Роки-Пандев некем. Летние трансферы руководство «бьянкочелести» провалило, практически никого не приобретя. А сезон в этом году намного тяжелее: минимум +8 игр в лиге чемпионов, а также отсутствие проходных матчей в сериАле за счет его усиления и отсутствия оштрафованных команд. Сорвалась сделка по покупке классного аргентинского вратаря Кариццо и римлянам пришлось довольствоваться загадочным уругвайцем Муслера. А в раму встал 43-летний Баллотта, выглядящей на все 50 и заставляющий защитников нервничать по ходу всего матча. И самое главное упущение – нападение. Фактически нападающих только 2 и усиливать/освежать игру попросту некем – Таре и Макинва откровенно не дотягивают до уровня римлян.
 
Вот и получается, что в групповой этап лиги чемпионов «Лацио» пробилось с трудом, в чемпионате Италии дела идут неважно – 2 ничьи, в том числе одна нулевая. А по составу небесно-голубые уступают уже не только «Интеру», «Роме», «Милану», «Ювентусу», «Фиорентине», но и серьезно усилившемуся «Палермо». Подрезали крылья римским орлам. И, прежде всего, они сами.